Трезвая Сибирь
 
Трезвая Сибирь » Статьи об алкоголе » История сухих законов
 
История сухих законов
История сухих законов


Прежде чем перейти к её изложению, необходимо ответить, что сухие законы являются ограничительными актами, к которым прибегали правительства и народы, в основном, в ХVIII и XIX веках, когда основным средством спаивания народов стала служить водка, получившая широкое распространение благодаря простоте производства и низким ценам.

Цели законов: достижение трезвости или, по крайней мере, достижение такого ограничения в потреблении, которое на ближайшую перспективу не вызовет серьёзных социальных последствий.

В настоящее время сухой закон действует в немногих государствах. Полностью запрещены изготовление, продажа, ввоз и вывоз алкогольных изделий в Индии (штаты Бомбей и Мандрас).

В 1977 году был введён запрет на употребление спиртных изделий в Объединённых Арабских Эмиратах, ранее подобные запреты, были введены в Иране и Египте.

За несоблюдение закона в ОАЭ виновных наказывают сорока ударами кнута; иноверцы уплачивают штраф в 750 фунтов; иностранцам за употребление спиртных изделий в общественных местах грозит тюремное заключение сроком 2,5 года.

В короткой статье невозможно перечислить все страны, в которых применились различные ограничения, локальные и государственные, поэтому ограничимся наиболее известными и на их примере дадим оценку эффективности их действия.

В 1865 году в Швеции вводится Готтенбургская система, согласно которой, право продавать спиртное предоставлялось акционерным обществам, имеющим специальное разрешение от общины. Им отдавалось от 5 до 6 % прибыли от реализации спиртного. Остальная часть выручки поступала в казну. Продажа допускалась только в хорошо оборудованных заведениях, при наличии широкого выбора горячих закусок и блюд.

Как исключение, без закуски отпускалось только 50 мл спиртного.

Деньги от продаж спиртного не включались в прибыль содержателя заведения. Не продавалось спиртное в долг, пьяным и детям. Система просуществовала до 1919 года и была заменена системой Братта.

По системе Братта право на покупку четырёх литров спиртного, 1 раз в месяц, имел глава семьи или лицо в возрасте не менее 21 года, имевшее постоянную работу карточка на право получения продукта была действительная только для определённого магазина. Система действует до настоящего времени.

В 1912 году был введён запрет на распространение спиртных изделий в Исландии. Под давлением Испании потребовавшей импорта своих вин, под угрозой прекращения закупок рыба, запрет был отменён в 1923 году.

В 1919 году ввели запрет Норвегия. Отмены его потребовала Испания, Франция, Италия, угрожая прекращением закупок рыбы и рыбной продукции. В 1926 году запрет был отменён. Необходимо отметить, что за время действия запрета потребление снизилось с 20 литров до 3-х на душу населения. В настоящее время оно является самым низким в Европе.

Положительное действие закона на здоровье, повышение производительности труда сказывалось в течение трёх лет. В дальнейшем мафия, в основном в Нью-Йорке и Чикаго организовало тайное производство алкоголя, наладила контрабандный ввоз спиртного, из Европы, главным образом, из Франции, а также из неприсоединившихся к сухому закону штатов. В результате закон оказался блокирован мафией и представителями большого бизнеса, стоящими за их спиной.

Вот как оценивает это явление В.Н. Геворкян в книге "Организованная преступность в США", вышедшей в 1980 году: "Преступный мир ещё более активизировался с принятием конгрессом США сухого закона, который в специфических условиях США открыл главарям гангстеризма блестящие возможности для обогащения".

По признанию ответственного за выполнение сухого закона чиновника ФБР Дорогиани, тайное производство в 7-8 раз превышало выработку спирта для технических целей.

К концу 20-х годов доход мафии от сбыта спиртного превысил два миллиарда долларов в год.

Для соблюдения выполнения сухого закона правительством было назначено около 2,5 тысячи агентов, но если даже их всех расставить в цепочку по сухопутным и морским границам США, то на долю каждого пришлось бы обеспечение неприкосновенности двадцатимильного участка. Естественно, это было выше физических сил агентов и они, чтобы как-то компенсировать свои усилия, стали взимать "дань" с каждого пойманного контрабандиста.

В 1925 году товарищ министра финансов по делам сухого закона С. Эндрью заявил: "...Лишь 5% контрабандистов алкоголя перехватывается властями".

Израсходовав 12 млн. долларов на борьбу с нарушителями сухого закона правительство в 1932 году отменило закон.

18 июля 1914 года, в связи с начавшейся войной, царское правительство России ввело запрет на продажу алкоголя на время мобилизации, который был затем: продлён до окончания войны, введению запрета предшествовали, помимо активной, деятельности русской интеллигенции, трехлетние дебаты в Государственной Думе. Результаты запрета были ошеломляющи даже для маловеров.

В 1915 году потребление сократилось до 0,2 литра на душу населения. Производительность труда повысилась на 9-13%, несмотря на большое количество призванных в армию.

На 27-30% снизились, прогулы. В Иваново-вознесенске в 13 раз сократился производственный травматизм.

Число арестованных в пьяном виде в Петербурге во втором полугодии 1914 году сократилось на 70 %. Число вытрезвляющихся сократилось в 29 раз. Число самоубийств на почве алкоголизма в Петрограде упало на 50%. Подобные же результаты были получены ещё по 9 губерниям России.

Число денежных вкладов в сберкассы увеличилось; прирост составил 2,14 млрд. руб., против 0,8 руб. в прежние годы до запрета.

Наряду с положительными итогами, были и отрицательные, как-то тайное самогоноварение, потребление суррогатов, отравлений ими, нарушение закона отдельными заводчиками.

Несмотря на, это, народ, в своей основной массе, горячо поддержал идею всеобщей трезвости, одобрение которой наиболее чётко изложено было в законопроекте крестьянских депутатов "Об утверждении на вечные времена трезвости в России", в преамбуле которого было записано: "Право решения быть или не быть трезвости во время войны было предоставлено мудрости и совести самого народа. Сказка о трезвости – этом преддверии земного рая – стала на Руси правдой".

"Понизилась преступность, затихло хулиганство, сократилось нищенство, опустели тюрьмы, освободились больницы, настал мир в семьях, поднялась производительность труда, явился достаток.

Несмотря на пережитые потрясения, деревня сохранила хозяйственную устойчивость и бодрое настроение. Облегченный от тяжкой ноши – пьянства, сразу поднялся и вырос русский народ.

Да будет стыдно всем тем, которые говорили, что трезвость в народе немыслима, что она не достигается запрещением. Не полумеры нужны для этого, а одна решительная бесповоротная мера: изъять алкоголь из свободного обращения в человеческом обществе и перенести его в аптеки и специальные склады как лекарственное средство и продукт, пригодный для хозяйственных и технических целей
".

Эстафета запрета было проложена и после Великой Октябрьской революции. На другой день после её победы, 8 ноября 1917 года Петроградский Военно-Революционный комитет издал приказ, который гласил:

1. Впредь до особого распоряжения воспрещается производство алкоголя и всяких "алкогольных напитков".

2. Предписывается всем владельцам спиртовых и винных складов, всем фабрикантам алкоголя и "алкогольных напитков" не позже 27-го сего месяца довести до сведения о точном местонахождении склада.

3. Виновные в неисполнении приказа будут преданы Военно-революционному суду.

Следующим актом, предпринятым ВРК в ноябре месяце, было уничтожение винных погребов.

"Погреба зимнего дворца, где хранилось множество редких вин общей, ценностью свыше 5 млн. долларов, подверглись той же участи.

...Сначала в них били и выливали бутылки, а потом отвезли в Кронштадт, где бутылки, бочки с вином были вылиты
".

Вслед за этими мерами Советское правительство на различных этапах борьбы с алкоголизмом, которая по значимости приравнивалась, к борьбе с туберкулёзом и венерическими заболеваниями, издавало ряд декретов и постановлений. Основными из них были декреты, принятые при жизни В.И. Ленина.

Так, 13 мая 1918 года ВЦИК принял декрет "О предоставлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими". Декрет предусматривал уголовную ответственность за самогоноварение до 10 лет тюрьмы, с конфискацией имущества.

19 декабря 1919 года был принят декрет СНК РСФСР "О воспрещении на территории РСФСР без разрешения производства и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ".

Вместе с тем, необходимо признать, что в период с 1921 по 1924 гг. в деревне наблюдался рост производства самогона и на основании этого делаются попытки признать несостоятельными и неэффективными все законодательные меры, предпринимавшиеся нашим правительством в тот период.

Прежде чем перейти к оценке этого явления, необходимо отметить, что самогоноварение существовало и до принятия "сухого закона" и одной из причин его существования была более низкая себестоимость изготовления самогона по сравнению с царской водкой.

Поэтому логично рассматривать это явление в свете влияние на него "сухого закона" и винной монополии, но уже во время строительства нового социалистического общества.

Из данных по производству самогона ещё не правомочно делать вывод, что росту его способствовал только "сухой закон", так как имелись и другие факторы, влияющие на него. Поэтому правильный вывод можно сделать только после тщательного анализа всех причин.

Самогоноварение как "отрасль" всегда на виду, если нет государственного производства, так как других источников алкоголизации нет. В этих условиях ей трудно развиваться, ибо на её ликвидацию нацелен и государственный аппарат принуждения, и само население, живущее по законам трезвости.

Имеется возможность через потребителя выйти на производителя. Когда же в стране, начиная с 1921 г., начали наращивать государственное производство, сначала под предлогом отправления религиозных культов, потом для оживления торговли нэпманов и так далее, то самогонщик получил прикрытие для производства, а население моральное оправдание для потребления самогона.

Бороться с ним стало труднее, так как, во-первых, практически, невозможно различить потребителя самогона от потребителя государственного алкоголя; во-вторых, алкоголь как наркотические средство расширяет сферу своего воздействия, втягивая в свою орбиту всё более широкий круг потребителей и общество начинает всё более снисходительно относиться к пьющим.

Поэтому спустя 2 года после введения водочной монополии, в I927 году производство самогона сократилось незначительно, а суммарное душевое потребление возросло.

Деревня в 1927 году стала потреблять 3/4 производимого его самогона, за исключением губерний, ранее и не производивших самогон или производивших его в малых количествах, которые стали потреблять вместо самогона водку (Архангельская, Астраханская, Московская губерний и Крым). В дальнейшем по мере роста государственного производства алкоголя, росло и производство самогона.

Так, по оценкам инженера И.А. Красноносова, в 1980 г. душевое потребление составило 17-19 литров 100% алкоголя, из которых государственный составлял только 10,8 литра.

Далее, как отмечалось в работе, при исследовании причин самогоноварения в 1928 году обнаружено, что на рост производства и потребления, в большой мере влияют – продажная цена и доступность. "Установившаяся" в то время продажная цена была в 1,5-2 раза выше себестоимости изготовления, что выгодно производителю и на 30-50 % ниже государственной цены на водку, что выгодно потребителю и в 2-3 раза ниже "тайной" продажной цены водки, что выгодно шинкарям. Что касается доступности, то, чем дальше от потребителя находится государственный магазин, тем больше было потребление самогона.

Поэтому "сухой, закон" не является главной причиной роста самогоноварения, равно как и водочная монополия не способствует его прекращению, скорее наоборот, производство самогоноварения прикрывается государственной монополией и стимулируется морально.

Основными причинами являются социально-экономические факторы и их в первую очередь надо учитывать как во время действия "сухого закона" так и после его отмены.

Что касается безуспешности действия административных мер и увеличения при "сухом законе" числа психических заболеваний и смертей, как подчёркивается в работах Г. Заиграева, А. Пархоменко, то следует отметить следующее.

Административные меры были действительны в 1918 году, когда они активно проводились в жизнь милицией. Не ее вина, что, начиная с 1919 г. по I921 г. милицейский аппарат, в основном, выполнял военную функцию по обороне страны, а также по борьбе с контрреволюцией, бандитизмом и спекуляцией. Самогоноварение в это время развивалось бесконтрольно. Начиная с 1922 г. милиция снова начала вести активную борьбу с самогоноварением. Это подтверждается цифрами о количестве выявленных случаев и количеством возбужденных уголовных дел: в 1922 г. – 275 тыс., в 1923 – более 500 тыс. Суды же в определении меры наказания не применяли в полную меру силу закона, а ограничивались мелкими штрафами, считая причиной самогоноварения "культурную" отсталость изготовителей и потребителей. В результате принижалась социальная опасность этого явления для общества в целом, что в свою очередь порождало снисходительное отношение к наказуемым.

Утверждение же об увеличении количества душевнобольных и смертей опровергается высказываниями специалистов.

Как отмечает в работе "Алкоголизм" проф. Ю. Лисицын: "Введение запрета на продажу "алкогольных напитков" привело к резкому уменьшению числа больных в период, с 1915 по 1916 гг. С отменой же в 1925 г. ограничений на продажу "алкогольных напитков" число госпитализированных больных с алкогольными психозами увеличилось в 7,6 раза".

А вот что сообщал в "Сборнике против пьянства" в 1926 году первый нарком здравоохранения РСФСР Н.А. Семашко: "...Сразу же сказались после действия запрета. Исчезло пьянство, а с ним и драки, убийства, пожары в деревнях, несчастные случаи на фабриках и заводах; уменьшение количества смертей, на которых пьянство вредно отражается (воспаление лёгких, чахотка, сифилис), меньше стало душевнобольных (сумасшедших)".

Утверждать же, что "сухой закон" оправдывает себя только тогда, когда потребление сразу же падает до нуля и не наблюдается никаких отрицательных явлений, особенно в специфических условиях первых лет становления советской власти, значит, впадать в чистейшей воды "маниловщину". Абсолютного вообще в мире ничего нет, тем более в социальных явлениях. Всё познаётся в сравнении. Сравним и мы.

Если в 1913 году, к моменту введения "сухого закона", душевое потребление составляло 4,7 литра, то в 1923 году вместе с самогоном почти в 6 раз меньше, то, правомочно спросить А.Г. Пархоменко: был ли "сухой закон" эффективен? А если брать во внимание только государственный алкоголь, то уровня потребления 1913 г. мы достигли только к 1963 г., значит сказывался и далее эффект действия "сухого закона".

Критики "сухого закона" почему-то никак не хотят принимать во внимание также и сложность политической обстановки того времени. Борьба с голодом и разрухой происходила в ожесточённой внутрипартийной борьбе с троцкистами и их последователями, которые, саботируя указания В.И. Ленина по экономической стратегии партии, искусственно создавали трудности в ведении народного хозяйства, стараясь уменьшить поступление денег в бюджет государства, которые были так необходимы для развития промышленности, а недостаток денежных средств послужим в 1925 году одной из причин отмены "сухого закона". Подтверждается это выдержкой из работы А.Г. Титова: "...Замаскировавшиеся враги нашего государства, так называемая "[i]новая оппозиция", троцкист Пятаков, идеолог кулачества и правый уклонист Бухарин, провокатор Рыков, искажая экономическую стратегию ВКП/б/, создают экономические трудности в стране. Будучи руководителями ВСНХ, они спускают государственным предприятиям директиву о повышении розничных цен на их продукцию, что резко снизило закупку её крестьянами, а, следовательно, и поступление денег в казну[/i]".

И уж совсем беспочвенным выглядят аргумент автора работы, что "сухого закона" у нас не было, потому что законодательством запрещалось употреблять алкоголь. Он, видимо, забыл, дописывая статью, то, о чём писал в начале, что существовала уголовная ответственность за появление в нетрезвом вида в общественных местах и на улице, что существовали строгие меры наказания, вплоть до расстрела комиссаров в армии, что существовала партийная ответственность за употребление "спиртных напитков" для комсомольцев и коммунистов.

Причины отмены "сухого закона" путём введения водочной монополии в стране объяснены. Исторически сложилось так, что водочная монополия как мера временная превратилась в постоянную, а вся промышленность, производящая спиртные изделия, превратилась в отрасль пищевой промышленности с миллиардной прибылью. Ежегодное наращивание производства спиртных изделий на практике доказало, что такие черты винной монополии как "усиление пьянства на улицах, открытие новых винных лавок, увеличение мест тайной продаж, создание новой многомиллионной отрасли хозяйства" – черты, которые В.И.Ленин критиковал ещё в 1901 году в работе "Случайные заметки", проявляются и в монополии при социализме. Особенно надо выделить действие последнего положения, так как создание и функционирование отрасли алкогольного производства является определяющим для распространения алкоголя, как товара, да к тому же возведенного в ранг пищевого продукта, ибо, как чётко определил К. Маркс: "...производство производит предмет потребления, способ потребления и влечение к потреблению".

При доказательстве не эффективности радикальных мер в литературе горами статей Г.Г. Заиграевым, Э.А. Бабаяном, Ю.М. Ткачевским и т.д., усиленно муссируется тезис, что постольку "сухой закон" в США провалился, то и применять его не надо.

Оценивая "сухой закон" в США, эти авторы совершенно забывают о классовом марксистско-ленинском подходе к оценке социальных мер, осуществляемых в капиталистических странах, а неудачный исход применения этих мер выдаётся как рецепт для запрещения осуществления их при социализме.

О недооценке такого подхода отмечено в работе кандидата философских наук К.И. Удовенко: "Некоторые проблемы антиалкогольной пропаганды и воспитания личности", а именно: "...Принятие радикальных мер в обществе, сама основа которого – в жажде наживы, во вселении и бесконтрольности частного производства и частной торговли, во всесилии мафии, во всеобщем подкупе и всеобщей продажности, в принципе обречена на провал".

Есть ещё оценка, данная нашим советским поэтом В.В. Маяковским в 20-х годах, которую неплохо бы всегда помнить критикам "сухих законов": "Типичным бизнесом и типичным ханжеством назовём и американскую трезвость, сухой закон "прогибишен": в обществе, где продаётся все... Сейчас уже нельзя отменить закон, запрещающий винную продажу, так как это невыгодно, прежде всего, торговцам вином.

А таких купцов и посредников – армия. Такая долларовая база делает многие, даже очень тонкие нюансы американской жизни, простенькой карикатурной иллюстрацией к положению, что сознание и надстройка определяется экономикой
".

Закономерен вопрос: почему положения политэкономии, ясные и понятные поэту в 20-х годах, вдруг стали непонятными экономистам и философам в наше время? В таких случаях В.И. Ленин советовал внимательно присмотреться к оппонентам и выяснить, "кому это выгодно". Может и нам пора воспользоваться советом нашего вождя? Тем более, что гражданин Заиграев всерьёз утверждает, что "...Магистральным направлением антиалкогольной борьбы в условиях реального социализма является достижение полного искоренения пьянства, а не употребления алкоголя вообще (этот вопрос, по-видимому, нам предлагается решить при коммунизме), утверждение разумно трезвого образа жизни советских людей".

Как и в предыдущих работах, автор снова предлагает бороться всеми силами со следствием, не затрагивая причины, хотя 20-летний, если не более, опыт такой борьбы полностью доказал её бесперспективность.

Во-вторых, неужели всерьёз можно говорить об утверждении "разумно трезвого образа жизни", употребляя наркотик, который в первую очередь уничтожает, разум. Это также нелепо, как призывать к абсолютной трезвости, сидя в ресторане за смакованием очередной бутылки марочного вина.

Им же выдвигается ещё один аргумент: "...в нашем обществе нельзя не считаться с действием социально-экономических законов, согласно которых производство и продажа тех или иных товаров существует в силу наличия общественного спроса на эти товары". И, развивая дальше эту мысль, утверждает, что производство и продажа не являются причиной роста алкогольного потребления. Как говорится, "чем дальше, в лес, тем больше дров". Значит, следуя логике автора, если завтра возникнет спрос на оружие всех систем, и калибров (а у преступников он всегда есть, не прочь приобрести его садоводческие общества для охраны так далее) или на морфий, героин, марихуану (у наркоманов на них спрос безграничен), то надо налаживать их производство. Спрос ведь существует!

Самое время напомнить сторонникам такой "логики", что еще в 192I г. В.И. Ленин, выступая на Х-ой конференции РКП/б/, чётко определил, что не каждый спрос должен удовлетворяться. А речь шла об иконах и алкоголе. "В отличие от капиталистических стран, – говорил он, – которые пускают в ход водку и прочий дурман, мы этого не попустим, потому что как бы они ни были выгодны для торговли, они поведут нас назад к капитализму, а не вперёд к коммунизму".

И, чтобы окончательно внести ясность по этому вопросу, приведём выдержку из работы К. Маркса "Нищета философии" о взаимодействии спроса и производства: "Крупная индустрия, будучи уже самим характером употребляемых его орудий, вынуждена производить всё в больших и больших размерах, не может ждать спроса. Производство идёт впереди спроса, предложение силой берёт спрос".

Итак, подведем итоги и сделаем выводы.

1. Исторические применения "сухого закона" говорят об одном: ни один из них не был взорван изнутри, самим народом. Все отмены его за рубежом были вызваны либо давлением извне других государств, от которых экономически зависело государство, объявившее "сухой закон", либо представителями винодельческой промышленности, либо мафией в своей собственной стране. Последнее особенно чётко проявилось в США. Поэтому своевременно ещё раз напомнить цели мафии, определённые ей финансовой олигархией, сионистами и масонством, "...Мафия должна разлагать трудящихся, травить и глушить их алкоголем и другими куда более страшными наркотиками, чтобы парализовать их волю к классовой борьбе и способность к сопротивлению.

К тому же потомство алкоголиков и наркоманов – это умственно неполноценные кретины – идеальный, с точки зрения избранной богом элиты, двуногий рабочий скот, говорящие и самовоспроизводящиеся роботы
".

2. В отличие от других стран, "сухой закон" в СССР был отменён вынужденно, а водочная монополия введена как "мера временная, необычного свойства".

3. "Сухой закон" не устраняет всех причин алкоголизации, но он устраняет главную – доступность алкогольных изделий, что поможет выйти в дальнейшем на утверждение абсолютной трезвости.

4. "Сухой закон" является единственной эффективной мерой борьбы с самогоноварением, т.к. все случаи пьянства при нём будут связаны, за редким исключением, с потреблением самогона.

5. Многие видные экономисты – С.Г. Струмилин, Б.Ц. Урланис и другие – считают, что убытки, связанные с продажей алкоголя, намного превышают прибыль от его продажи.

6. Для того, чтобы "сухой закон" был действительно эффективен, необходимо до введения его и после вести широкую разъяснительную работу всеми средствами массовой информации. Результатом этой деятельности должен (быть добровольный отказ от употребления алкоголя большей части общества, подкрепляемый непрерывным и быстрым снижением производства алкогольных изделий (25-30 % в год), с переводом их в разряд наркотиков.

Трезвость – норма жизни. Такова стратегическая задача. На её утверждение должны работать все средства массовой информации, все директивные органы, все общественные организации, все патриоты нашей Родины.

Чем раньше это будет осознано и выполнено, тем лучше, ибо история не знает ни одного примера решения алкогольной проблемы с помощью "умеренного" и "культурного" пития.

Когда сформулирована политическая задача и определена конечная цель, все государственные органы работают на её выполнение. Пока этого не будет, будут только полумеры. В борьбе же с алкоголем невозможно останавливаться на полупьянстве, на полутрезвости!

  • Особенности злоупотребления алкоголем в дореволюционной России и СССР
  • Основы собриологии
  • Особенности злоупотребления алкоголем в Замбии
  • Особенности злоупотребления алкоголем в Шотландии
  • Особенности злоупотребления алкоголем в Мексике

  •